Американский сюжет революции 1917 года

bskamalov пишет: «Жмеринцы расписали сюжет для «гягямонов» в 1917 году, и они радостно его выполняли».

Он выставил сканы журнала «Вестник Америки» №5 за август 1917 года. В этом номере журнала размещена статья, чётко описывающая ситуацию в России этого периода.

Революция в России

П. Рутенберг

В американской печати замечается тенденция скомпрометировать русскую революцию, представить ее безсильной анархией.
У неё имеются для этого свои серьёзные причины.
В интересах России русским гражданам, живущих в Америке, необходимо бороться с этой тенденцией; необходимо представить американским общественным массам положение дел в России в действительном виде и выяснить взаимные интересы свободной России и свободной Америки.
Россия, сейчас представляет с одной стороны:
Большую, но слабо развитую промышленность со слабой, но довольно хорошо организованной промышленной буржуазией.
Царское правительство приучило её к большим заработками с небольшим трудом добытым. Оно оградило русскую промышленность от иностранной конкуренции — высокими таможенными ставками, от рабочих — полицейскими преследованиями, обеспечив её в то же время правительственными заказами по неслыханно высоким ценам.
Недовольство русской промышленной буржуазии старым режимом было вызвано элементарным чувством национального унижения, благодаря бездарному и преступному ведению войны. Бездарность царского правительства довела до полного разстройства всей промышленной жизни России и поставила в опасность её интересы и само её существование.
В русской промышленности заинтересованы огромные иностранные капиталы, имеющие тоже большое влияние на русскую жизнь.
Русская буржуазия, естественно, не ожидала от своей революционной «оппозиции его величеству» результатов, с которыми ей приходится считаться сейчас. Она не могла ожидать, что старая власть, даже монархия, будут сметены так неожиданно, что государственная власть перейдёт в руки народных масс, который смогут сделать все, что захотят.

Вторая важная социальная сила в России — дворянство, располагавшее при старом режиме политической властью над всей страной. Благодаря революции, дворянство утеряло все свои сословные привилегии. Оно располагает огромными земельными богатствами, которые революция тоже имеет серьёзные намерения отнять.
Благодаря естественному распаду дворянства и благодаря специальной правительственной земельной политике за последние десятилетия, в России образовалась значительная землевладельческая группа из других не дворянских сословий. Среди них много зажиточных и богатых крестьян.
Всем им вместе с дворянами-землевладельцами приходится первыми встретить революционную бурю, первыми от неё страдать.
Покуда они запуганы, терроризованы. Должны молчать или подлаживаться.
Но они хорошо организованы. Без борьбы не сдадутся. Их интересы связаны с Moнapxией, а не с республикой. Они выжидают только подходящего момента.
3) Ещё большая и более опасная для русской революции сила — церковь. Она располагает необъятными богатствами, земельными, денежными и всякими другими. Она имеет огромную, мистическую власть над религиозно и мистически настроенными народными массами, тёмными, безграмотными. Особенно в провинции и деревнях.
Часть священничества, из народа вышедшая, с народом все его горести пережившая, религиозно-искренняя и народу предана. Вместе с религиозно настроенной интеллигенцией она забирает сейчас в свои руки, поскольку возможно, власть над церковью. Она пойдёт на отделение церкви от государства, па другие необходимые и неизбежные при теперешних в России условиях реформы.
Но эти реформы произведут на тёмные, религиозные массы впечатлите, во всяком случае будут объяснены массам заинтересованными лицами как святотатство, как ограничение всемогущества Бога, выразителем которого является всемогущество церкви.
Другая часть священничества, бюрократическая, развращённая, деморализованная, до революции над народом властвовавшая, его эксплуатировавшая при помощи государственной полицейской машины, эта часть теперь от управления церковью устраняется. Но для широких масс она не может потерять своего религиозного авторитета и духовного престижа. Напротив, резкий переход от бывшей власти и великолепия к теперешнему упадку и «гонениям» вызовет к ним в народных массах чувство сострадания. А в собственных рядах духовенства вызовет фанатиков-демагогов, типа Илюдора, прежних времён. Их успех, во всяком случае, временный успех, несомненен. Особенно благодаря теперешнему безпокойному взвинченному состоянию масс.
Эти три класса, непосредственно заинтересованные, непосредственно затронутые революцией, стоящие перед непосредственной опасностью полного краха их социальной и личной власти и интересов, эти три класса имеют в армии значительную часть органически с ними связанного офицерства. Со своей организаторской и административной опытностью, с иноземной помощью подобных им, в революции заинтересованных классов, все они без борьбы не сдадутся, без борьбы сдаться не могут.
С другой стороны, Россия представляет собой огромное крестьянское население в деревнях и рабочее в городах, экономически истощённое, социалистически настроенное и революционно взвинченное.
Это теперешняя революционная демократия в России.
Стремления и требования её крайне радикальны. В её руках фактическая власть над страной.
Все что хочет, она может делать. Если не все, то многое из того, что она хочет, будет осуществлено. Потому что противники её, указанные выше классы и группы, революцией недовольные, слишком слабы в сравнении с подобными классами в других странах.
Историческое развитие России, её географические и климатические условия, её этнографически состав, политическая и экономическая угнетённость — выработали специфическое понимание земельной собственности и специфическое, религиозно-мистическое, сентиментальное, во многих отношениях высоко моральное, понимание человеческой правды и справедливости в общественных и личных отношениях.
Te же условия выработали глубокую обособленность крестьянства от остального населения, его лёгкую возбудимость и, как реакцию к собственному горю и страданиям, возможность дикой жестокости к своим и чужим, близким и далёким, даже к самому себе.
Этим объясняются различные религиозные сектантские движения в русском крестьянстве, высоко моральные с одной стороны, совершенно дикие с другой.
Этим объясняется безграничное временами самопожертвование за все хорошее, безграничная, временами, безсердечность.
Считая, что земля — Божья и принадлежит только тем, кто над ней работает, русские крестьяне ожидали при всяких более или менее важных событиях в русской жизни земельной «прирезки», или полного перехода к ним всей помещичьей земли.
Не раз крестьяне, не дождавшись соответственного «царского манифеста», сами отнимали землю у помещиков.
Дорого потом расплачивались за допущенное «недоразумение». Но никто и ничего не смогли сломить стихийного стремления русских крестьян к земле.
Теперь долгожданное время пришло.
Даже либералы, кадеты, даже они считают (говорят, по крайней мере), что земля должна принадлежать крестьянам. Они хотят только, чтобы теперешним собственникам уплатили за неё по «справедливой оценке».
Крестьяне, с социалистами во главе, по этому поводу другого мнения.
Кто победить видно будет.
Но собственность на землю, наверное, будет отменена. Теперь никакая сила не может помешать крестьянству. Ибо государственная власть в России в руках народа, т. е. крестьян.
Их темнота, легкая возбудимость, особенно в теперешнее страшное время, представляют благодарную почву для провокации и демагогии, которые постепенно будут использованы заинтересованными классами и сторонниками монархии.
На время часть крестьянства, может быть, большая часть, будет отвлечена на ложный путь.
Русская Вандея, по-моему, неизбежна, но ненадолго. Социально-аграрный переворот будет завершён. Теперь, во время настоящей революции, это неизбежно.
Промышленные рабочие России происходить из тех же крестьян. Но особенный характер их фабрично-заводской жизни выработал в них особенную пролетарскую психологию с особенными пролетарскими, классовыми интересами. Они стоять под непосредственным влиянием и руководством социалистических партий. Значительная часть рабочих высоко интеллигентна; проделала школу тюрем, часто каторги за защиту своих рабочих классовых интересов, проделала также школу народных университетов и библиотек.
Очевидно, у них нет ещё соответственных способностей и традиционного деспотизма парий и партийных вожаков. Поэтому они ещё не выплыли на поверхность общественно революционной жизни в России.
Но их время придёт. Самое тяжёлое время.
Рабочие, естественно поддерживают требования крестьян на землю. Но, кроме этого, у них имеются требования важных социально-экономических реформ. Вот эти требования.
Восьмичасовой рабочий день; установление минимума заработной платы; (думаю, что теперь вопрос этот будет разрешён в связи с текущими ценами на предметы первой необходимости; иначе такая реформа не имела бы практическая значения). Государственное страхование жизни, безработицы, болезней; государственная защита женского и детского труда.
Государственная защита связанных с опасностями труда и т. д.
Такие реформы в таком масштабе не могут быть введены в одной стране независимо от всех других стран.
Вся структура внутренняя государственная хозяйства и внешняя товарная и финансовая обмена должна быть перестроена.
И она будет перестроена.
Потому что народные массы других стран вынуждены будут пойти по тому же пути.
Потому что в России властвует теперь настоящее народопpaвиe.
Социалистические министры, само собой разумеется, недостаточно опытны. Переход от эмигрантской нужды и часто мелочной жизни к теперешнему величию слишком резок; поэтому опасен. Они, наверное, много ошибок наделают, которые дорого стоить будут. Но они научатся.
Русская революция освободила от политическая рабства все народы Великой России. В политической свободе все одинаково заинтересованы, все одинаково желают защитить ее.
Но русская революция поставила социальные проблемы огромной важности, связанный с различными культурными, социальными, экономическими, политическими интересами. Национальными и интернациональными.
В их разрешении все не могут быть солидарны.
Различные классы и группы будут бороться не на жизнь, а на смерть.
Много горя ещё придётся пережить.
Много крови ещё будет пролито.
Но исход революции ясен и несомненен.

Комментарии запрещены.

Посетители
Архивы